Андрей павлович зам глав врача кащенко. Врач месяца: Отмахов Андрей

Наследование деменции – мифы и реальность

Андрей павлович зам глав врача кащенко. Врач месяца: Отмахов Андрей

13/03/2017

Какова вероятность у близких заболевшего деменцией воспроизвести такую же патологию в своём пожилом возрасте…

В той или иной форме вопрос о наследовании деменции звучит от близких родственников практически во время первой же встречи с врачом.

При этом вспоминаются родственники более старшего поколения, и, если у них наблюдалась подобная же симптоматика, то угроза утраты собственного разума начинает восприниматься как неминуемая.

Объяснения о том, что у каждого человека свой жизненный путь, свой вариант «накопления патологий» успокаивают обычно ненадолго или не успокаивают вовсе.

Чуть больший эффект имеет вариант, что «до деменции ещё дожить надо», а обращение к тому, что в происхождении человека, зарождении его жизни участвовал ещё один родитель возможно лишь при наличии достоверной информации о том, что второй родитель жив-здоров, в трезвом уме и твёрдой памяти.

В противном случае стресс от полученной информации становится только сильнее. Приходилось встречать мнение, что вероятность заболеть самому при наличии больного деменцией родственника составляет чуть ли не 25%.

С одной стороны, такая настороженность зачастую приводит к положительным последствиям – изменению образа жизни на более оптимальный, обращению внимания на собственное здоровье, стремлению более ответственно относится к своим поступкам и окружающим. Однако, очень многие говорят о возникшем СТРАХЕ перед возникновением такого же заболевания у них, паническом восприятии невозможности быстро вспомнить те или иные события, факты из собственной жизни, что существенно портит восприятие жизни, приводит к необоснованному обращению за медицинской помощью, обследованиям, иногда даже поиску генетической предрасположенности. 

Так всё-таки, какова вероятность у близких заболевшего деменцией воспроизвести такую же патологию в своём пожилом возрасте? Ведь действительно, встречаются случаи, когда деменция настигает нескольких родственников в разных поколениях, когда болеют братья, чаще сёстры. Насколько в этих случаях оказалось значимым влияние наследственного фактора?

Прежде всего, надо уточнить, что сама по себе «деменция» является следствием заболеваний, поражающих головной мозг и психическую деятельность как одну из функций головного мозга.

И, если деменция вызвана перенесённым инсультом, системным поражением сосудов головного мозга или другой тяжёлой, некомпенсируемой патологией, то речь должна идти о вероятности наследования именно этой патологии.

Или о повторении образа жизни, который приводит к её развитию. 

Сложнее оценить риски в случае развития деменции из-за нейродегенеративных заболеваний, в частности болезни Альцгеймера. Не только потому, что болезнь Альцгеймера объединяет несколько генетически разнородных форм, но и потому, что развивается она чаще в пожилом возрасте, когда уже имеющаяся патология способна «запустить» патологический механизм развития заболевания.

По информации исследователей Медицинского центра в Солт-Лейк-Сити (цитируется по данным сайта memini.ru), выявлена связь между фибрилляцией предсердий (весьма распространенное нарушение сердечного ритма) и деменцией. В ходе исследования были изучены данные 5-летнего наблюдения почти за 40 тысячами пациентов.

За время наблюдений более чем у 10 тысяч человек развилась фибрилляция предсердий и более чем у полутора тысяч – деменция. При этом было обнаружено, что у пациентов с фибрилляцией предсердий деменция развивалась на 44% чаще, чем у пациентов без заболеваний сердца. У молодых пациентов с фибрилляцией предсердий был повышен риск развития всех типов деменции, в особенности болезни Альцгеймера.

У пациентов с фибрилляцией предсердий старше 70 лет риск болезни Альцгеймера был повышен на 130%. 

В конце ХХ века основе данных изучения болезни Альцгеймера у близнецов был исследован характер наследования и определен вклад генетических факторов в болезни Альцгеймера (А.Roses и соавт.; Е.И.Рогаев). Выявлено, что наиболее часто наследуется болезнь Альцгеймера с ранним началом, в возрасте до 40-55 лет.

Следует отметить, что это самый злокачественный вариант заболевания, с очень быстрым прогрессированием деменции, но встречается он, к счастью, не так часто – до 10% случаев.

Причиной развития болезни является мутация в единственном гене, и эта мутация как раз может передаваться (ведь наследоваться может и не изменённый, не мутировавший ген). 

В случаях начала болезни Альцгеймера в более позднем возрасте семейные формы встречаются гораздо реже. Объясняется это тем, что в этих случаях генетические нарушения встречаются в большем количестве генов, обладающим взаимным влиянием друг на друга.

Не во всех случаях эти гены будут проявлять своё патологическое действие, учёными предполагается возможность влияния окружающих факторов на «пробуждение» патологических генов, чем можно объяснить и влияние сердечно-сосудистой патологии на развитие болезни Альцгеймера.

Даже выявленное наличие генетических нарушений не является обязательным для развития патологии в будущем, риск развития болезни Альцгеймера при наличии родственника, заболевшего в возрасте старше 65 лет, увеличивается совсем незначительно по сравнению с семьями, в которых деменция не наблюдалась.

Одно только остаётся ясным – прямое наследование патологии, к счастью, не подтверждено, а остальное остаётся в собственных руках каждого…

Автор – Отмахов Андрей Павлович, заместитель главного врача психиатрической больницы им.П.П.Кащенко, член Правления Российского общества психиатров.

Источник: https://sgc-opeca.ru/msk/news/nasledovanie-dementsii-mify-i-realnost/

Врач месяца: Отмахов Андрей

Андрей павлович зам глав врача кащенко. Врач месяца: Отмахов Андрей

Не всегда просто бывает понять, к какому врачу идти. И речь не только о его профессиональных качествах, но и о личности специалиста, о его умении говорить со своим пациентом на одном языке.

Мы запускаем новую рубрику “Врач месяца”, в которой будем знакомить вас с лучшими специалистами, которые не понаслышке знакомы с проблемой деменции.

В этот раз мы попросили рассказать о себе заместителя главного врача Санкт-Петербургской городской психиатрической больницы №1 им. П. П. Кащенко, члена правления Российского общества психиатров Андрея Отмахова. 

Расскажите, как вы пришли в профессию? Почему вы выбрали именно ее?

Внимание на врачебную профессию я впервые обратил, прочитав книгу Марка Твена “Приключения Тома Сойера”.

Трудности изучения медицинского дела, анатомии, никак не вязались с восприятием образа врача – человека, мнение и рекомендации которого становятся неоспоримыми.

Так оказалось и в последующем, уже в собственной врачебной практике – поиск новой информации, методов и технологий, зачастую также по ночам, при помощи которых затем ты можешь помочь обращающимся к тебе за помощью людям.

Чем вы руководствуетесь в своем подходе к пациентам? Есть ли ноу-хау?

Трудно назвать “ноу-хау” анализ существующей симптоматики, развитие заболевания, окружающей пациента ситуации. Но, что на мой взгляд действительно важно, это использование тех возможностей, ресурсов, которые есть у окружающих заболевшего человека близких.

Их душевное тепло, заботу, помощь, тревоги и переживания не сможет заменить никто. И зачастую пациенты в этом нуждаются больше всего.

Поддержать силы родных для пациента людей, их уверенность в себе, правильно распределить усилия между родным, нуждающимся в помощи человеком и своей семьёй, своей жизнью, карьерой – это тоже одна из задач врача, на мой взгляд.

Как вы можете оценить подготовленность и осведомленность тех, кто к вам приходит, о деменции?

Как и при многих других заболеваниях, родственники переживают несколько этапов после осознания проблемы. Тот, кто обращается за помощью, уже, как минимум, понимает, что не способен справиться с проблемой сам.

Ни медикаментозно, ни с привлечением других людей, не являющихся специалистами в патологии людей пожилого возраста. Поэтому одно из направлений в работе психиатра – помощь тем людям, кто уже столкнулся с проблемой, но ещё её не осознаёт. Дать информацию.

Доступно и с возможностью последующего осмысления.

Могли бы вы описать самый сложный случай из своей практики?

Один из самых сложных случаев заключался в собственном выборе между тем, говорить ли о признаках деменции у бабушки своего знакомого, либо промолчать? Я был в гостях, на правах старого товарища, вне работы.

Состояние бабушки было спокойным, она постепенно и очень гармонично угасала. Незаметно для близких.

Нарушать эту гармонию? Оказать помощь, когда тебя никто не просит и результат этой помощи мало предсказуем? Это была проблема выбора.

Что бы вы посоветовали родственникам людей, живущих с деменцией? Как принять это?

Советую понять, что человек с деменцией, как и с любой другой патологией, нуждается и в лечении,и в эмоциональном тепле. Зачастую один человек не способен дать и то, и другое. Нужно искать варианты помощи, своего участия с учётом имеющихся ресурсов… В общем, бороться!

За чем вы следите в международной практике?

Наиболее актуальным направлением, на мой взгляд, является ранняя диагностика деменции. Поиск признаков, свидетельствующих о возможном появлении проблемы. Всё-таки одно из правил медицины – раннее начало лечения способно отсрочить, если не избежать полностью тяжёлых форм заболевания.

Как предотвратить эмоциональное выгорание опекуна? У вас есть свой совет?

Для предотвращения эмоционального выгорания прежде всего необходимо правильно распределить собственные усилия. Должно оставаться время, которое ухаживающий может посвятить самому себе, своей социальной жизни и интересам.

Нужно уметь “вырываться” из ситуации, связанной с патологией родного человека, надо привлекать всех имеющихся близких людей для осуществления ухода, тогда появляется дополнительный фактор защиты от выгорания – возможность поделиться своими переживаниями, услышать о таких же переживаниях от других, поддержать друг друга. Одному это невозможно.

Как вы самообразовываетесь?

Самообразование, кроме обычных форм (чтение профессиональной литературы, участие в конференциях, прохождение повышения квалификации), заложено в самой работе – каждый человек болеет по-разному, по-разному реагирует на лечение, и это заставляет задумываться, искать ответы на вопросы в той же литературе, общении с коллегами и учителями. Абстрактные знания менее жизнеспособны, на мой взгляд, чем те, которые получены в результате поиска решения проблемы.

Как тренировать память в эпоху гаджетов?

Мне кажется, что использование гаджетов не ухудшает память у людей. Ведь в своё время появление письменности не привело к деградации человечества. Гаджеты, как и записные книжки, позволяют структурировать информацию и использовать эту информацию более эффективно. Только вот поток информации когда-то может достичь предела возможностей по её переработке отдельным человеком…

Как вам кажется, как следует искать и выбирать специалиста вашего профиля? На что обращать внимание?

На мой взгляд, очень важно взаимодействие между врачом и человеком, обращающимся за помощью. Как правило, в случае лечения деменции за помощью обращается не пациент, а его родственник, близкий человек. Так вот тот, кто обеспокоен проблемой, должен понимать, какие действия предпринимает врач для исправления ситуации.

Какими бы грамотными не были рекомендации врача, если выполняющий их не понимает смысла, цели этих рекомендаций, эффект от них будет ниже. В то же время при оказании помощи пациенту с деменцией не всегда с первого раза удаётся подобрать эффективную терапию – это достаточно сложная и многофакторная патология.

При достаточном взаимопонимании эти неудачи переносятся легче, сохраняется надежда на улучшение ситуации, которая придаёт новые силы.

Источник: https://memini.ru/discussions/29363

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.